Cлова на букву "J"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Показаны лучшие 100 слов (из 171).
Чтобы посмотреть все варианты, нажмите

 Кол-во Слово
26JACKET
30JACKSON
4JACOB
12JACQUES
107JAK
6JALOUSIE
7JAM
19JAMAIS
187JAMAS
7JAME
109JARDIN
5JASPER
4JAUNTILY
10JAUNTY
15JAW
105JEALOUS
57JEALOUSY
22JEAN
42JEER
23JEERING
5JELLY
8JENA
13JERK
9JERKILY
4JERSEY
9JERUSALEM
57JEST
16JESTING
35JESUIT
60JESUS
11JEUNE
49JEW
17JEWEL
5JEWISH
78JOB
6JOCOSE
6JOHN
47JOIN
46JOINED
7JOINT
102JOKE
4JOKER
57JOKING
17JOLLY
8JOLT
9JONES
18JOSE
8JOSEPH
8JOSEPHINE
4JOT
15JOUR
70JOURNAL
6JOURNALIST
78JOURNEY
15JOVE
390JOVEN
55JOVENES
8JOVIAL
4JOWL
136JOY
21JOYA
30JOYFUL
14JOYOUS
6JUAN
10JUDAS
133JUDGE
58JUDGMENT
41JUDICIAL
5JUDICIOUS
137JUEGO
141JUEZ
14JUG
65JUGAR
109JUICIO
6JULE
10JULIA
5JULIO
7JULIUS
17JULY
161JUMP
19JUNE
74JUNIOR
10JUNKER
17JUNTA
158JUNTO
72JUNTOS
8JUPITER
75JURADO
12JURISDICTION
90JURO
65JURY
779JUST
94JUSTICE
79JUSTICIA
16JUSTIFICATION
21JUSTIFIED
54JUSTIFY
5JUVENILE
72JUVENTUD
63JUZGAR

Несколько случайно найденных страниц

по слову JENA

1. Риза-Задэ Фатима: Достоевский на западе
Входимость: 1. Размер: 7кб.
Часть текста: Мельхиору де Вогюэ. В его книге «Русский роман», вышедшей в 1886, Д. оценивается как могучий талант, глубоко самобытный и оригинальный, но ему отказывается в гениальности, поскольку для гения, по мнению Вогюэ, Д. слишком односторонен и страдает отсутствием чувства меры. По мере того как буржуазное общество переходит от расцвета к началу упадка, изменяется его идеологическая настроенность. Империалистическая война приводит Европу к настоящей экономической разрухе, которая влечет за собой кризис всей буржуазной культуры. Идеологический кризис, воплотившийся в творчестве Д. как отражение потрясений, переживаемых некоторыми слоями русской мещанской интеллигенции в результате развития капиталистического хозяйства в России, оказался родственным по своему содержанию идеологическому распаду, переживаемому средней и мелкобуржуазной интеллигенцией Запада, в результате разложения капиталистического хозяйства. Этим и объясняется то, что Д., чуждый и непонятный в начале XX века, начинает привлекать внимание широких слоев буржуазной...
2. Достоевский в Германии - обзор В. В. Дудкина и К. М. Азадовского. V. Экспрессионизм и "проблема жизни"
Входимость: 1. Размер: 84кб.
Часть текста: в Германии - обзор В. В. Дудкина и К. М. Азадовского. V. Экспрессионизм и "проблема жизни" V. ЭКСПРЕССИОНИЗМ И "ПРОБЛЕМА ЖИЗНИ" Новая, еще более сильная волна увлечения Достоевским захлестывает Германию в 10-е годы текущего столетия, когда русский писатель становится духовным избранником поколения экспрессионистов. Немецкий экспрессионизм (хронологическими рамками течения считаются 1910 и 1925 гг.) возникает в переломный исторический момент, в стремительную драматическую эпоху, отмеченную социальными катаклизмами мирового значения. Уже русская революция 1905 года, за ходом которой немецкая интеллигенция следила с напряженным вниманием, во многом поколебала веру в устойчивость и незыблемость буржуазного мира. С начала первой мировой войны (предощущение которой "носилось в воздухе" в Германии задолго до 1914 г.) от этой веры не остается и следа. Кульминационными точками "экспрессивной" эпохи были Великая Октябрьская социалистическая революция и последовавшая за ней революция в Германии. "Экспрессионизм,-- подытоживает советский исследователь Н. С. Павлова,-- был художественным выражением смятенного сознания немецкой интеллигенции в период мировой войны и революционных потрясений" 346 . Как важнейший признак экспрессионизма, А. В. Луначарский подчеркивал "его ярко выраженную антибуржуазность" 347 . Экспрессионисты начисто отрицали все буржуазные формы жизни. Разумеется, их бунт был, в первую очередь, адресован буржуазному человеку -- рациональному, холодному, бездушному и жестокому. Неприятие буржуазного общества выражается в искусстве экспрессионизма как борьба "старого" и "нового", как столкновение молодого поколения со старшим. Конфликт "отцов и детей" -- один из излюбленных мотивов экспрессионистической драматургии и прозы....
3. Достоевский в Германии - обзор В. В. Дудкина и К. М. Азадовского. IV. Неоромантизм. Легенда о "русской душе"
Входимость: 2. Размер: 61кб.
Часть текста: "РУССКОЙ ДУШЕ" В 90-е годы немецкая литература вступила в новую полосу своего развития: натурализм распадается на ряд самостоятельных течений, питая, в частности, модернистские тенденции в немецком искусстве. Но преемственность все же сохраняется. Умонастроения нового литературного поколения также порождены неприятием современной буржуазной действительности. Однако, утратив социальный оптимизм своих предшественников, немецкие модернисты отходят от современности, противопоставляя ей свой фантастический идеальный мир. Отсюда возникает дуализм мечты и действительности и одновременно стремление преодолеть его в некой гармонии. На почве этих исканий в Германии возрождается романтическое мироощущение. Актуальным становится Ницше, которого объявляют "философом неоромантики" 292 . Первый номер неоромантического журнала "Pan" (1895) 293 открывается притчей из "Заратустры" Ницше и "Гимном к ночи" Новалиса. Как в романтизме, так и в Ницше неоромантиков привлекает пафос иррационализма. Через иррациональное стремятся они примирить противоречия современного человека, обрести цельность, вернуться к истокам бытия. Поиски гармонии приводят их к романтизму, к романтически-мистическому "всемирному чувству". Но если у ранних немецких романтиков это -- пантеистическое чувство, направленное вовне, то у неоромантиков центр тяжести переносится вовнутрь -- в духовный мир человеческой личности. Воинствующий индивидуализм -- характерная черта немецкого неоромантизма. Человек делает себя богом для того, чтобы обрести свободу. Следует отметить, что религиозность неоромантиков не имеет ничего общего с христианством, которое они решительно отвергали. Их религиозность -- это мистическое чувство любви к своему первозданному "я", это...
4. Орнатская Т. И., Туниманов В. А.: Достоевский
Входимость: 1. Размер: 86кб.
Часть текста: Александро-Нев. Лавре]. Отец, Мих. Андр. (1789—1839), — врач (штаб-лекарь) моск. Мариинской больницы для бедных (Божедомка; ныне ул. Достоевского, 2, Музей-квартира Д.), в 1828 получил звание потомств. дворянина. В 1831 приобрел сельцо Даровое Кашир. у. Тульской губ., в 1833 соседнюю д. Чермошню (дет. восп. о летних поездках туда принадлежат к дорогим мгновениям жизни Д., к к-рым он часто обращался в худож. произв. и публицистике). По восп. детей, отец был человеком независимым, образованным, заботливым семьянином, но обладал характером вспыльчивым и подозрительным. После смерти жены в 1837 вышел в отставку, поселился в Даровом. По документам, умер от апоплексич. удара; по восп. родственников и устным преданиям, был убит своими крестьянами; достоверность этой версии дискутируется в науч. лит-ре (см.: Нечаева В. С., Ранний Д. 1821 — 1849, М., 1979, гл. 3). Мать, Мария Фёд. (урожд. Нечаева; 1800—37), из купеческо-интеллигентной семьи, состояла в родстве с моск. купцами Куманиными. В семье Д. было еще...
5. Dostoevsky. The Brothers Karamazov (English. Братья Карамазовы). Part I. Book II. An Unfortunate Gathering. Chapter 1. They Arrive at the Monastery
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Часть текста: Карамазовы). Part I. Book II. An Unfortunate Gathering. Chapter 1. They Arrive at the Monastery Book II An Unfortunate Gathering Chapter 1 They Arrive at the Monastery IT was a warm, bright day the end of August. The interview with the elder had been fixed for half-past eleven, immediately after late mass. Our visitors did not take part in the service, but arrived just as it was over. First an elegant open carriage, drawn by two valuable horses, drove up with Miusov and a distant relative of his, a young man of twenty, called Pyotr Fomitch Kalganov. This young man was preparing to enter the university. Miusov with whom he was staying for the time, was trying to persuade him to go abroad to the university of Zurich or Jena. The young man was still undecided. He was thoughtful and absent-minded. He was nice-looking, strongly built, and rather tall. There was a strange fixity in his gaze at times. Like all very absent-minded people he would sometimes stare at a person without seeing him. He was silent and rather awkward, but sometimes, when he was alone with anyone, he became talkative and effusive, and would laugh at anything or nothing. But his animation vanished as quickly as it appeared. He was always well and even elaborately dressed; he had already some independent fortune and expectations of much more. He was a friend of Alyosha's. In an ancient, jolting, but roomy, hired carriage, with a pair of old pinkish-grey horses, a long way behind Miusov's carriage, came Fyodor Pavlovitch, with his son Ivan. Dmitri was late, though he had been informed of the time the evening before. The visitors left their carriage at the hotel, outside the precincts, and went to the gates of the monastery on foot. Except Fyodor...

© 2000- NIV